fbpx

Добрая-добрая Аркадина («Чайка» МОГТЮЗ)

«Чайку» нельзя испортить, ее можно только прочесть. Режиссер Ирина Пахомова представила свою версию пьесы с Нонной Гришаевой в роли Аркадиной на сцене МОГТЮЗа. 

Все фото: Александр Манзюк

Очень тяжело абстрагироваться и не сравнивать этот спектакль с другими, поэтому я просто расскажу о том, из чего он состоит и не стану оценивать каждый элемент отдельно. 

«Чайка» получилась очень громкая, абсурдная, комичная. Причем два последних пункта прочно слиты и задают тон всему спектаклю. Здесь громко говорят, много хохочут и размахивают руками. Иногда абсурдность создает необходимую напряженную атмосферу (как в сцене с забавной историей о певчем, взявшем ноту на октаву ниже прославленного певца, после которой Маша начинает истерически хохотать на фоне подавленной Аркадиной). 

Полина здесь состоит в открытых сексуальных отношениях с Дорном. Если читая пьесу или глядя другие постановки вы не догадались, что между ними что-то есть, то тут уж точно не пропустите — оба персонажа выбегают как бы из кустов и поправляют одежду с соответствующим ситуации текстом. 

Заречная, обернувшись занавеской, читает свой монолог ходя между зрителями (своими зрителями, на сцене) и даже опускаясь на колени перед Аркадиной. Еще она на протяжении спектакля напевает арию «L’amour est un oiseau rebelle». Очевидно, это символизирует ее бунтарский дух и готовность полностью отдаться чувству.

Сильных, пронзительных сцен в спектакле много. Смена повязки на голове Кости, когда под тихую песню Аркадиной из закрытых глаз Треплева скатываются слезы, сцена с разговором Аркадиной и Тригорина, в котором он просит отпустить его… Закуривающая на столе Нина в конце спектакля, которая совершенно безумна и опустошена. Невероятно тонкий финал, в котором чутко нагнетается напряжение, но без возможности разжать эту пружину внутри себя. Выходишь с тяжестью и горечью. Прекрасное послечувствие для «Чайки», очень правильное. 

Для меня, как для зрителя, эта постановка проигрывает своей громкостью и гротескностью, потому что за этими березами не видно леса изысканных чеховских подсмыслов, но выигрывает тем, что смотрится она легче и быстрее, чем другие «Чайки». Еще выигрывает тем, что акцент как-то немного сдвинут на Аркадину, это очень интересно. Выигрывает своей Заречной и своим Костей, почти каноничным. Выигрывает тем, что тут нет излишних режиссерских поисков, в которых теряется Чехов. И все равно мне хочется сказать, что эта «Чайка» несколько упрощена. Впрочем, может это именно то, что нужно зрителям МОГТЮЗ? Скорее всего. 

Взяв себя в руки скажу, что в моей любимой Гришаевой мне чуть-чуть (вот правда, совсем чуть-чуть) не хватило… аркадиновщины. Какого-то чуть большего отрицательного обаяния. В исполнении Гришаевой это настолько прекрасная Аркадина, что Треплев выглядит никчемным нудным мальчиком, мотающим маме нервы. Короче лицо у Нонны Валентиновны слишком доброе для этой роли. Аркадина у нее вышла особенная, фантастически притягательная. Сплошное любование. 

Зато я в очередной раз насладилась талантом Христины Полуяновой. Обязательно (!) обратите внимание на эту актрису, у нее такая харизма, что я в кресло впитываюсь. И еще здесь совершенно прекрасный Костя — Илья Ильиных.

«Чайка» — случилась. Дословная, простая, со своим громким очарованием и со своей необычной, картинной (от того, что хочется молча любоваться) Аркадиной. И это тоже станет историей. А пока это праздник, с которым театр и поздравляем.

Поделиться ссылкой:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *