fbpx

Подкожная премьера главного драматического («Офелия боится воды» — МХТ им. Чехова)

Пьесы о безумии и одиночестве — это бесконечно сложно.

«Офелия боится воды» получилась яркая, невыносимо-прекрасная и подкожная.

Сначала не зацепило вообще. Муж и жена давно не любят друг друга, у нее любовник, он — погружен в работу. Между ними бегает сын-подросток и все это на фоне сумасшедшей бабушки, которая периодически видит в сыне Гамлета, а в невестке — Офелию. Все матерятся и всем плохо.

Но через полчаса началась какая-то окутывающая магия, всепоглощающий сюрреализм. Не уверена, что у таких пьес есть какое-то название. Я просто скажу, что у нее как будто два дна, две стороны. Когда так плотно сплетаются две реальности и рождают третью — завораживает.

В этом и есть для меня прелесть этой постановки. Когда то, что сначала вообще не цепляет, потом открывается с новых сторон и с новой глубиной.

Безумие бабушки, которая живет в нескольких мирах одновременно, наслаивается на миры внука, который страдает от расставания родителей, на мир уставшей и бегущей от долгов куда-то внутрь себя невестки и мир сына-кардиохирурга, на столе которого ежедневно умирают люди с большим сердцем. Большим, потому что инфаркт. Долги — потому что бухгалтер и пришлось взять кредит, чтобы спасти свою работу. Страдание — от бессилия и невозможности понять, почему миры взрослых и дорогих ему людей перестали пересекаться. 

На условной стене — портрет великого переводчика Шекспира, который в конце пьесы окажется вовсе не переводчиком. А безумная бабушка окажется менее безумна, чем способна путешествовать по закоулкам собственного сознания. Туда же она заберет свою невестку, которая тоже, кажется, сойдет с ума. 

Все сойдут с ума. От распирающей сердце боли, безысходности и тотального отсутствия любви, которая, вроде бы, вот-вот рядом, только руку протяни к человеку. Но по факту ее нет. И окончательно об этом нам говорит история сестры главной героини, 40-летней незамужней психологини, которая на вопрос «может ну ее нахер, эту семью?», отвечает: «Может и так. Только мне по ночам любовь снится, понимаешь? Разные мужчины, ласковые, целуют меня, заботятся обо мне. Я таю, таю, таю….» 

Короче, получилось «100 лет одиночества» в сварке с Шекспиром. 

Это определенно интересно. И это очень круто поставлено Брусникиной — смотрится на одном дыхании. Из актеров в этом спектакле отмечу все-таки только Наталью Рогожкину (Лора, психотерапевт), вы уж меня извините. 

Не знаю, буду ли рекомендовать этот спектакль. Он сложный. Но классный. Посмотреть его, наверное, нужно.

Поделиться ссылкой:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *