Путеводитель

Театр на Юго-Западе

Два авторских маршрута по репертуару
Ольга Гречко
В следующей жизни будет Мельпоменой
С чего начинается Театр на Юго-Западе?

С постановки гоголевской «Женитьбы»? Или с группы единомышленников в театральном кружке (ТЮМ) во Дворце пионеров?

Театр на Юго-Западе (до 1991- Театр-студия) был открыт в 1977 году неприлично смешными водевилями Крылова и Сологуба. Позже Театр на Юго-Западе привел всех в полное смятение трагическими постановками («Мольер» по пьесе Михаила Булгакова, «Кабала Святош» и «Эскориал» по пьесе Мишеля Гельдерода).

Уже сорок сезонов (на подступе – 42-й) он заставляет своих зрителей смеяться до упаду и плакать навзрыд. Под свою дудку.

Может быть, он начинается вовсе не с этого, а с банальной вешалки? Или еще на подступах к ней — с кассы! До получения статуса профессионального театра (часто и после) роли билетных кассиров, гардеробщиков, рабочих сцены и других исполняли сами актеры. Едва ли можно найти театры, где билетный кассир (здесь его зовут «театральный смотритель») или буфетчица работали бы бессменно десятилетиями, а иногда и «передавали по наследству» свою почетную (других здесь нет) должность.

Хм. Вполне возможно, что этот театр начинается со зрителя. Зритель здесь необычный, отличающийся от аудитории большинства театров. Рискующий показаться со стороны странным в своей искренней влюбленности, совершенной преданности, даже одержимости, готовности пересматривать любимые спектакли снова и снова.

Зал на 120 мест и отсутствие кадровой текучки создают уникальную ситуацию, когда работники театра (в том числе и актеры) знают многих зрителей в лицо. Иногда и по имени. Зритель Юго-Запада — соучастник, почти соавтор спектакля. Впрочем, скорее всего, ему это только кажется.:-)

Да в конце концов, какая разница, с чего же начался этот театр, если он уже начался?

На сем мы, пожалуй,, закроем вводную часть и перейдем собственно к нашему путеводителю.

Для начинающих и «продвинутых» - два первых осенних маршрута. Репертуар этого маленького (на 120 мест) большого (четыре десятилетия аншлагов, свыше сотни постановок, более 40 заголовков в действующей афише) театра столь обширен, что по нему можно совершить практически кругосветное путешествие. Но это как-нибудь в другой раз. А для начала:
Маршрут 1. Мистический
Утратить и обрести точку соприкосновения с реальностью, побалансировать на грани (или даже НАД ней) заставит знаменитый театральный аттракцион Сеньора Пигмалиона и его механических артистов – сиречь Валерия Беляковича и его «Кукол» (по мотивам пьесы Хасинто Грау). Вся жизнь театра в кукольных ладонях — с первого выхода до финального монолога Пигмалиона:

«Когда я задумал своих кукол, я не мечтал славе там, о деньгах.

В той жизни все было как-то по-другому,

Когда иные что ли качества ценились в человеке.

Больше было одержимых какими-то высокими идеями,

служеньем человечеству, допустим.

Романтиков неисправимых было больше, идеалистов… (…)

Мы были нищими счастливыми…»

Спектакль-жизнь с вкраплениями монологов героев Шекспира, чередой мистификаций, завораживающими шоу-номерами (чего стоит один только сольный номер куклы Помпонины – Карины Дымонт - под музыку Cirque du Soleil), достойными высокой трагедии страстями, серьезными размышлениями о театре, о несовершенных подлинниках и абсолютно совершенных копиях…

«Куклы» отпустят не скоро, но мы не теряем самообладания, не останавливаемся и двигаемся дальше по намеченному маршруту.
ВАЖНО! Будьте внимательны! Даже если вы совершенно не верите в вампиров и прочие потусторонние штуки, идя на «Дракулу», не берите билеты в первые ряды справа (первые три ряда, места с 21 по 15). Пощадите свое неверие. И нервы.
«Дракула» (В. Белякович по мотивам романа Брэма Стокера) в этом сезоне идет в двух актерских версиях — (условно говоря) классической брутальной (в гл. роли Алексей Матошин) и готически-колдовской с Г.Иобадзе. Попробуйте обе (если нервная система позволяет). Фантастическая, нереальная Мина в исполнении Карины Дымонт (в обеих версиях)…

История пробуждает мощные, вроде бы смутно знакомые, но будто давно забытые несколько поколений назад чувства и ощущения, превращает в беспокойного лунатика, искажает картину мира.

Вечное томление., чувство причастности чему-то сверхсильному, неутолимое желание и неудержимая тяга к неведомому — это «Дракула».

Невозможно трудно оторваться от Дракулы, кто-то останется здесь навсегда… Мы усилием воли вырываемся из сверкающей паутины и двигаемся дальше. Нас уже ждут!
Любите ли вы Оскара Уайльда?

Если вы ответили «да» или «ДА!!!» — имейте в виду, что именно сюда, на Юго-Запад, несколько раз в месяц является собственной персоной Дориан Грей (артист Михаил Грищенко), тот самый, из «Портрета Дориана Грея», с тем самым, уникальным, описанным Уайльдом изгибом губ, который «переделает заново историю мира». Портрет живет своей страшной жизнью, а борьба за душу героя — между Черным и Белым, добром и злом происходит не внутри, за решеткой ребер, а снаружи - на сцене, прямо перед нашими глазами.

Собственно портрет Дориана Грея – оживает и живет своей жизнью, творя «театр в театре».

Если же вы на наш вопрос вы ответили «НЕТ» — театр даст вам шанс влюбиться.

Влюбиться разу и писателя Оскара Уайльда, и в роман «Портрет Дориана Грея», и в режиссера Олега Леушина, и в исполнителя главной роли Михаила Грищенко и во многих других. Больше не добавлю ни слова. Подробности – только на месте, только своими глазами и никак иначе.
До предела, до густоты насыщена мистическим духом атмосфера «Чайки» Антона Чехова с Кариной Дымонт в роли Нины Заречной, Олегом Леушинным (Тригорин), Алексеем Матошиным (Треплев), Ольгой Ивановой (Аркадина)... Теперь режиссер Валерий Белякович увлекает нас в круиз по знаменитым чеховским «подводным течениям» - с внезапными омутами и водопадами, превращая «сюжет для небольшого рассказа» в трагическую фантасмагорию. С послевкусием появляется ощущение и даже уверенность, что автор писал свою пьесу именно для ЭТИХ актеров… Мистика, одним словом!
«За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык! За мной, мой читатель, и только за мной, и я покажу тебе такую любовь!»

М. А. Булгаков, «Мастер и Маргарита»
Завершающий пункт нашего «мистического» маршрута – спектакль «Мастер и Маргарита», поставленный В. Беляковичем в 1993 году. Когда-то Воланда здесь играл Виктор Авилов, не допускавший и тени сомнения в реальности происходящего. Только хотелось иногда, чтобы зал был побольше – страшно было от этой пространственной близости. Сегодняшний Воланд (Олег Леушин) не менее убедителен. Бывало, едва приходя в себя от гипнотического воздействия его взгляда, его разноцветных глаз (как в первоисточнике - «правый с золотою искрой на дне, сверлящий любого до дна души, и левый - пустой и черный, вроде как узкое игольное ухо, как выход в бездонный колодец всякой тьмы и теней») неискушенный зритель спрашивал: «Он что, играет в линзах?». Нет, никаких линз, никаких фильтров. Здесь все - настоящее: и Иешуа с Пилатом, и Дьявол, ведьмы, и любовь Мастера и Маргариты (в исполнении блистательного дуэта Евгения Бакалова и Карины Дымонт).
Маршрут 2. Игровой
Зона игры начинается во Франции. Остров Эльба. 1814 год. Одна, мягко говоря, не очень известная пьеса про одного очень известного императора. Про, скажем так, не лучшие дни его жизни. «Игра в Наполеона» (по Стефану Брюлотту) - шахматная партия-дуэль не на жизнь, а на смерть между самим Наполеоном Бонапартом (Олег Леушин) и невзрачным никому не известным молодым актером (Фарид Тагиев). Партия, в которой на кону – жизнь, а «строку диктует чувство». Есть мнение, что эта предпоследняя режиссерская работа Валерия Беляковича интересна еще и тем, что каждый раз звучит немного иначе, поэтому мол так страшно пропустить даже одну игру, ибо возможны варианты… Впрочем, это, конечно, предвзятое мнение ненормального театрала…
Домой, в Россию здесь и сейчас, переносит «Игра в кубики» (постановка В. Беляковича)… Жестокая игра. Очень жестокая. Играйте только если готовы страдать, если не боитесь собственных слез и боли… Бывает так, что сквозь слезы видишь немного размытый солоноватой влагой свет и чувствуешь где-то рядом тепло …Но не здесь. Единственная «игра», которая может оставить на несколько часов в состоянии безысходности и отчаяния. И возвращает к жизни лишь на следующий день, когда проведешь с этим ночь. Возвращает немного другим. Если что «Игра в кубики» - это о несчастных детях. И ни грамма мистики.
Обязательный пункт «игрового» маршрута - премьера прошлого сезона «Игроки» Олега Анищенко. Когда-то в этом театре шли ВСЕ пьесы Гоголя, даже неоконченные (sic!). В «Игроках» тогда играли такие корифеи юго-западной сцены как В. Авилов, В. Куликов, С. Белякович, А. Ванин, В.Грищечкин, В..Борисов… Сегодня главные роли исполняют актеры нового поколения: В. Курцеба (Ихарев), М. Лакомкин (Замухрышкин), Д. Шалаев (Кругель), а также Олег Анищенко (Утешительный) и Антон Белов (Швохнев), блестяще воплотивший карикатурную трафаретность гоголевского персонажа (меткое попадание «в десятку» - автор, если бы мог, непременно пожал бы ему руку… или пожал-таки?). Атмосфера мистики и чертовщины, дьявольские искушения и заполонившие пространство «мелкие бесы». И все это – в сопровождении песен Инны Желанной. Не засесть ли нам в банчик, а?
К этому же маршруту прицепим еще один спектакль, идущий редко и не значащийся, увы, в осенней афише. А мы все равно упомянем – потому как имеет смысл его дождаться, подкараулить, «отловить» и посмотреть при первой возможности.
Для любителей элегантного и легкого воплощения жестких тем, – комедия-роман со смертью «Парашютист» А. Селина в постановке Олега Анищенко и М. Беляковича. Здесь есть романтика полета, сила истинного мужского начала, воплощенного Андреем Санниковым, щекочущая нервы игра со смертью (в роли Смерти - Ольга Авилова) и, конечно же, любовь. Сценография «Парашютиста» выполнена простыми (гениально простыми) средствами – живая скульптура (например, девушка с веслом Любови Воропаевой или гипсовый парашютист Фарида Тагиева), средствами теневого театра, музыкальными фрагментами, мелкими, но насыщенно-значимыми и узнаваемыми реалиями и деталями советского быта. Кстати, комик и виртуоз эпизода, «биологический гений» (как называл его В. Белякович) Андрей Санников (парашютист Лацис) здесь неожиданно предстает в амплуа героя-любовника. Блестяще, надо сказать, предстает! И влюбляет, что уж там скрывать!
… конечно, театральных маршрутов много, самых разных – «музыкальный», «детский», «арт-кафе» - о спектаклях и поэтических вечерах на «малой» сцене, «комический» - о «чистом» смехе… Впрочем, вы можете легко «забить» на всяческие маршруты и идти, руководствуясь собственной интуицией. Получится еще интересней. Билеты пока есть. Доброго вам пути!
Made on
Tilda